Юрий Владимирович Рождественский: он явил пример того, как и зачем нужно и можно быть филологом

Юрий Владимирович происходил из старинного священнического рода. Его предки несколько столетий служили в храмах Вытегры и Петербурга. Отец Юрия Владимровича Владимир Иванович – железнодорожный инженер-строитель, в послужном списке которого руководство сложнейшими и ответственными стройками предвоенных, военных и послевоенных лет.

Александр Григорьевич Волков

Александр Григогрьевич Волков родился 10 июня 1920 в г. Томске. Так значится его день рождения по паспорту, но я слышал, что дату его рождения в ЗАГС`е перепутали с датой рождения его брата Аркадия Григорьевича – 10 декабря, хотя утверждать наверное не берусь.

Памяти Олега Сергеевича Широкова

Скончался замечательный человек – профессор
Московского университета Олег Сергеевич Широков. Перед кончиной он соборовался,
исповедался и отошёл с миром. Кипучая и дерзкая натура его упокоилась. Олег
Сергеевич был человеком страстным, принципиальным и смелым, не кланялся сильным
мира сего, бескорыстно служил науке и видел главный свой долг в том, чтобы
открыть путь в науку молодым. «Главное – это студент», – говорил он.

Памяти Владимира Григорьевича Гака

24 июня 2004 г. в возрасте 80 лет скончался известный лингвист Владимир Григорьевич Гак. Гак читал лекции в университетах 15 стран мира, подготовил более 30 кандидатов наук.

Памяти Николая Георгиевича Комлева

Николай Георгиевич родился в канун 1925 г. в коренной русской семье волжских речников.

Памяти Юрия Владимировича Рождественского

Замечательный русский филолог, который любил не только Слово, но и всякую науку о нём, т.е. филологию в целом. Ученик выдающегося филолога-русиста академика Виктора Владимировича Виноградова, Юрий
Владимирович Рождественский был не только блестящим знатоком русской
филологической традиции, но и глубоко эрудированным китаистом, не просто знавшим китайский язык, но владевшим тонкостями китайской философии, филологии и этики, словом, всем тем богатством восточной культуры, которое давало ему возможность видеть узость и европоцентризм западной так называемой «общей» лингвистики >советского периода.